lukashenko

Протасевич признал свою причастность к попытке свергнуть Лукашенко

Протасевич признал свою причастность к попытке свергнуть Лукашенко.

Обвиняемый в Белоруссии по нескольким уголовным статьям Роман Протасевич в интервью RT рассказал, что думает о бывшем кандидате в президенты республики Светлане Тихановской.

По его оценке, она не политик, и “никогда им не станет”.
Протасевич назвал Тихановскую “простым, может быть, даже чересчур добродушным человеком”.

Светлана Тихановская — жена белорусского оппозиционера Сергея Тихановского, который находится в заключении с конца мая 2020 года. После его ареста супруга выставила свою кандидатуру на президентских выборах.
По официальным результатам ЦИК Белоруссии, она набрала 10,12 процента. Однако оппозиция считает победителем именно Тихановскую.
Выехавшая в Литву экс-кандидат является фигурантом уголовных дел, белорусские власти внесли ее в список лиц, причастных к террористической деятельности.


Белорусский оппозиционер Роман Протасевич отметил в интервью RT, что изначально NEXTA не был политическим проектом. «Точно так же, наверное, как и большинство белорусских медиа, даже ныне закрытых, — они не были изначально сугубо политическими проектами. Направленными сугубо, допустим, на антигосударственную деятельность. Отнюдь нет», — сказал он.

По словам журналиста, он был в NEXTA, который ныне признан в Белоруссии экстремистским, не с самого начала, но при этом считает его «своим». «Я проект NEXTA воспринимал, я имею в виду Telegram-проект, как свой проект. И я им занимался. Для меня это было, действительно, мое детище», — сказал он.

Российский журналист пытался узнать, кто именно спонсировал Telegram-канал, но Протасевич утверждал, что не лез в финансовые вопросы, а свою зарплату получал от Степана Путило (в месяц выходили «небольшие по европейским меркам» деньги — $1200-1500). «Я всегда понимал, что лезть в финансовые вопросы — это еще хуже, чем в политические. Потому что именно в финансовых вопросах всегда и кроется самая большая грязь и самые большие разборки», — сказал он.

Протасевич также заявил, что «изначально многие Telegram-каналы даже не поддерживали какого-то конкретного кандидата» на пост президента Белоруссии. Он также выразил мнение, что «неудавшуюся революцию в Белоруссии больше делали журналисты, блогеры», а не оппозиционные политики.


В первые три дня протестных акций против того, что по результатам голосования выиграл Александр Лукашенко, Протасевич только и делал, что освещал действия оппозиции, редко появляясь дома. «Лично я за трое суток дома был, наверное, два раза по полтора часа. Просто прийти, помыться, переодеться — все. То есть, действительно, тогда было очень много работы», — поделился он.

В это время, как добавил Протасевич, он испытывал «очень серьезный спектр эмоций». «Это были совершенно разные ощущения. Более того, я могу сказать, что, естественно, когда такие события происходили, я помню, что 11 августа даже были нервные срывы, уже начинались. Потому что фактически трое суток не спать, трое суток нон-стоп в таком напряжении. Когда отчасти из-за того, что ты делал, в твоем родном городе происходят подобные вещи», — рассказал он.

На вопрос, считает ли он себя соавтором попытки госпереворота, он ответил: «Наверное, да».

«Я искренне верил в то, что я делал. И я делал это совсем не ради того, к чему позже и в том числе сейчас приходит оппозиция. Я действительно во многих моментах был, наверное, даже чересчур идейным и чересчур верил в какие-то идеалы», — добавил он.

Протасевич был задержан в Минске 23 мая при экстренной посадке самолета Ryanair, летевшего из Афин в Вильнюс. Причиной посадки белорусские власти назвали минирование лайнера. Но эти данные в итоге не подтвердились. Вместе с белорусским оппозиционером задержали россиянку Софью Сапегу (девушку Протасевича).

Россиянку подозревают в совершении преступлений в августе-сентябре 2020 года, которые предусмотрены несколькими статьями УК Белоруссии, в частности, из-за того, что она обнародовала личные данные силовиков, которые участвовали в подавлении протестов.

Позднее Протасевич и Сапега обратились с ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием и их перевели под домашний арест.

По словам Романа Протасевича, «у Софьи все отлично». «Безусловно, ей тяжело, безусловно. Для Сони, которая всегда была просто обычной студенткой, она вообще никогда не касалась политики, не лезла в эти разборки. То есть до того, как со мной познакомилась, она вообще понятия не имела, как устроена политика, как какие-то вещи изнутри выглядят и так далее», — сказал он.

При этом он отрицает, что «вывел ее на кривую дорожку». «В тот момент, когда мы познакомились, она уже работала на Telegram-канале [«Черная книга», признан в Белоруссии экстремистским]. Но она работала просто как наемный рабочий, она не вкладывала в это даже какую-то идеологическую подоплеку», — подчеркнул Протасевич.

По его словам, россиянка не участвовала в митингах и всегда «была человеком, очень далеким от политики». «И уже когда мы начали встречаться, она из моих слов, потому что я человек, который постоянно живет на новостях, чуть больше начала узнавать от меня», — добавил он.

Сама Сапега днем ранее дала интервью белорусскому телеканалу «Беларусь 1». Она рассказала, что действительно чувствует себя «гораздо лучше, чем в первые дни» после задержания. «Настроение нормальное. Готова идти дальше», — рассказала она.

В том же интервью она предположила, что к посадке самолета Ryanair не причастны сотрудники КГБ, так как их не было в тот момент на борту. В то же время она считает, что этому инциденту могли поспособствовать знакомые Протасевича. «Из разговоров с Романом был сделан вывод, что в этом замешан именно рабочий коллектив Романа, кто-то из его рабочего окружения», — отметила она.

Канал NEXTA был признан в Белоруссии экстремистским в октябре прошлого года. Протасевича обвинили в желании устроить в стране «кровавый мятеж».

23 мая 2021 года Роман Протасевич был задержан в Минске 23 мая после того, как лайнер компании Ryanair совершил экстренную посадку в белорусской столице из-за сообщения о минировании, которое впоследствии не подтвердилось. В связи с этим Запад ввел ряд санкционных ограничений в отношении белорусских компаний и высокопоставленных лиц. 3 июня Протасевич дал признательные показания по делу об организации протестов в Белоруссии.