108 просмотров
london

Лондон объявил о введении персональных санкций против 25 россиян

МИД Великобритании опубликовал список граждан, в отношении которых вводятся санкции в соответствии с «поправкой Магнитского». В списке содержится 25 российских граждан, в том числе глава СК Александр Бастрыкин, следователи СК, сотрудники МВД и учреждений ФСИН. Под санкции попал и заместитель генпрокурора Виктор Гринь.
Полный список, опубликованный МИД Великобритании выглядит следующим образом (практически все должности, за исключением тех, которые были доступны для оперативной проверки, приводятся в том виде, в котором они фигурируют в британском санкционном списке):

Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин,
заместитель генерального прокурора РФ Виктор Гринь,
начальник Главного следственного управления (ГСУ) СК РФ по Москве Андрей Стрижов,
экс-начальники СИЗО “Матросская тишина” Фикрет Тагиев и Иван Прокопенко,
врач “Матросской тишины” Александра Гаусс,
экс-начальник СИЗО “Бутырка” Дмитрий Комнов,
бывший заместитель Комнова Дмитрий Кратов,
врач СИЗО Лариса Литвинова,
экс-замглавы МВД РФ Алексей Аничин,
следователи МВД РФ Борис Кибис и Олег Сильченко,
бывший замглавы СК при МВД РФ Олег Логунов
экс-начальник отдела СК при МВД РФ Геннадий Карлов,
замначальника отдела СК МВД РФ Наталья Виноградова,
следователь СК РФ Елена Трикуля,
сотрудник Генеральной прокуратуры РФ Андрей Печегин,
сотрудники МВД Андрей Кречетов, Дмитрий Толчинский, Алексей Дроганов,
судьи Тверского суда Москвы Алексей Криворучко, Сергей Подопригоров, Елена Сташина, Светлана Ухналева,
экс-начальник управления следственного департамента МВД РФ Павел Лапшов.

Глава МИД пояснил, что режим санкций распространяются не только на госслужащих, но и на негосударственные субъекты.
В заявлении министра отмечается, что принятие такого режима санкций является “очередным шагом в долгой борьбе против безнаказанности за самые ужасные нарушения прав человека”.
Президент Владимир Путин называл ситуацию вокруг санкций из-за дела Магнитского «политическими играми». «Для нас это показалось совершенно неожиданным и странным, что вокруг, конечно, трагического случая, ухода из жизни человека такие политические игры начались. Это все очень неконструктивные политические игры вокруг вещей, которые на самом деле в основе своей не являются такими, с которыми нужно работать подобным образом, так раздувать», — говорил он в 2017 году.

Фото: Andrew Redington