102 просмотров
court

Анастасия Ещенко, которая сожительствовала с историком несколько лет, делала записи о их совместной жизни.

На судебном заседании по делу историка Олега Соколова 6 июля была зачитана переписка подсудимого с убитой девушкой Анастасией Ещенко. Признания в любви ближе ко дню убийства сменились на прямо противоположные.
В прошлый раз слушание перенесли из-за необходимости стороны обвинения и адвоката потерпевших согласовать позицию по оглашению переписки Соколова и Ещенко. Гособвинитель требовал зачитать ее в закрытом режиме из-за интимных подробностей, Соколов и его адвокат Сергей Лукьянов настаивали на обратном — интима в переписке нет, зато, по мнению историка, на ее основе можно сделать вывод, что аспирантка не была «чистой и невинной девочкой». Судья Юлия Максименко 6 июля сослалась на комментарии Верховного суда и постановила зачитать переписку в открытом режиме. Сперва в ней звучали в основном признания в любви, решались бытовые вопросы о встречах и том, что приготовить на ужин, осенью 2019 года было несколько сообщений о том, когда и во сколько Соколов забирает или уводит к матери своих детей. В ответ от Анастасии звучали подобные высказывания: «Тварь, ненавижу, ненавижу тебя. Ненавижу тебя, чёртов ******* [негодяй] и твоих выродков», «ненавижу тебя и твоих тварей. Ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу. Ненавижу твоих уродов», «своей жене ты всегда сразу отвечал, а со мной не разговариваешь, тварь, пошёл [к черту], козёл, ненавижу тебя и всё твоё уродливое тупое семейство», «ты мразь и предатель, когда же вы уйдете», «чтоб ты сдох, мразь».
В подробности семейной жизни доцент и аспирантка никого не посвящали. О том, что творится в квартире на Мойке, можно было лишь догадываться. Например, по редким звонкам Насти домой – она иногда звонила брату и жаловалась на Соколова. Так произошло и 8 ноября 2019 года. Поговорив с родным человеком, Настя выбежала из квартиры «Наполеона», но в итоге вернулась за вещами… Отпустить юную возлюбленную он больше не смог. Достав обрез из сейфа, Соколов хладнокровно выстрелил ей в голову, а потом расчленил и утопил останки в реке. Расследование этого громкого дела продолжается вот уже 9 месяцев.

Публикуем самые яркие цитаты из дневника убитой Анастасии Ещенко.
«Я слишком некрасивая, чтобы быть счастливой в браке. Уродливая. Мне не повезло с внешностью, но ничего страшного. Я счастлива в браке. Хотя мой нос причина всех несчастий. И принимать похвалу недостойно. Для таких как я лучше много работать».

«Сегодня я со своей лучшей половиной снова дома. Я жду, верю, что мы можем быть вместе, где вы сейчас (обращение к Соколову). Хочу написать вам. Но это (СМС, судя по всему) вирус моего века, который вы не принимает».

«Каждый день могу видеть вас и прикасаться. Знаю, что вы любите меня»
«Я виновата во всех бедах. Мне хочется жить и не думать, что будет завтра. Скучаю по дому, по семье. Простите меня, извиняюсь перед вами (Соколовым, – примеч.Авт.), но пишу не вам. Хочется говорить с вами. Пока жду вашего звонка, милый, дорогой сир».

«Надеюсь, вы не забываете обо мне, я вас всегда помню. Я знаю вам больно. Постараюсь облегчить вашу боль, милый мой сир».

«Без плохого не может произойти ничего хорошего. Я бы сказала, что это причина всех несчастий в нашей семье. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Мои родители всегда мне говорили, что нашей семье ничего не дается легко и за все нужно платить. Поэтому в какое-то время я сама стала привлекать плохое, чтобы проиграть сценарий: хорошее и плохое».

«Я чувствую себя счастливым человеком. Но нужно много работать, чтобы хорошего стало больше. Много работаю, чтобы можно было немного отдохнуть и побаловать себя. Я работаю ровно столько, сколько захочу. 100 тысяч рублей мне хватит»

«У меня бессознательное желание утопить себя в человеке. Человек смертен»

Раскрывать стратегию защиты адвокат историка не стал, отметив лишь, что у него в связи с этим делом возникают вопросы о том, для чего представитель семьи Анастасии Ещенко пыталась оглашенные сегодня записи скрыть.
Адвокат Соколова настаивал на открытии сегодняшнего заседания и оглашении этих сообщений для того, чтобы не только суд мог делать свои выводы по этому делу.

«Мы хотели открытости для объективного рассмотрения материалов дела, чтобы их мог взвесить не только суд, но и гражданское общество», – заключил адвокат.

Фото: Объединенная пресс-служба судов